unique.sugralinov.ru еще один хоумпейдж
 
Суббота, 25.11.2017 г., 14:37
 
 
   
Навигация
Эбаут
Все записи
Все статьи
Все опросы
Послать новость

Заметки по темам
За жизнь
Веб
Реклама
Кино
Футбол
Музычка
Зверье моё
Креатиff
Реал-проекты
Чтиво

Актуальный опрос

Фраг-лист
Здесь был счётчик посетителей. Теперь он не нужен.
Главная  Музычка  7. Было дело: я пережил «Нашествие»!
Понедельник, 13 января 2003 04:49:20 Музычка

7. Было дело: я пережил «Нашествие»!

1

Дисклеймер: Этот текст был написан летом прошлого года для одной местной газеты. Сразу предупреждаю, что многая информация в описаниях выступления музыкантов натырена и скомпилирована из других источников, названий которых за давностью времени я не помню. Многое просто не увидел. Было в лом стоять столько времени у сцены. Найдете знакомый текст, пишите, че там за источник. Вставлю.

О существовании «Нашествия» в прежние годы я догадывался исключительно по ежегодно выпускаемым одноименным музыкальным сборникам. Причем к названию всегда приклеивалась броская фраза – «Шаг такой-то».
Очередной шаг, одиннадцатый по счету, намечался на 10-11 августа 2002 года, и пропустить его я не мог, ясен перец.
Посмотреть на любимые группы живьем, да еще и «оптом» :), ради это стоило взять отпуск. Да и компания подобралась нехилая – кроме меня, моя подруга по жизни Саша, замаскированная под фоторепортера местной газеты и ди-джей «Актобе Радио» Лена. Вещи собраны, палатка упакована, аккредитация получена – ура! Едем.

Что такое «Нашествие»?

Город Раменское расположен в 45 километрах от Москвы по Рязанскому направлению. Один раз в год уже три лета подряд заносит туда нелегкая фестиваль, скромно названный «главным приключением лета», которое «Наше радио» дарит своим поклонникам. В этом году было много разговоров о том, что «правильная музыка» уедет зажигать на Волгу, где и простора побольше, и места покрасивее. Однако ж «Нашествию» в этом году вновь был назначен подмосковный порт приписки. Следующая за Раменским платформа «47 километр» выдержала в этом году «нашествие» более чем ста тридцати тысяч россиян и гостей со всего бывшего Союза, желающих приобщиться к живому звуку, холодному пиву и тусовке себе подобных. Ни одно мероприятие в России по направленности, количеству народа и драйву еще не подбиралось так близко к легендарному Вудстоку. «Нашествию» это почти удалось.
В этом году в фестивале присутствовали если не лучшие, то наиболее раскрученные группы и исполнители: уже вышеупомянутые «Zемфира», «Сплин» и «Би-2», а также «Мумий Тролль», Найк Борзов, «Мультфильмы», «Король и Шут», «Ленинград», Дельфин, «Чичерина», «Аукцион», «Ногу свело», «Пикник», «Смысловые галлюцинации», «Аквариум», «Агата Кристи»…

В Москве

Как и советовали на официальном сайте «Нашего радио» (www.nashe.ru), приехали мы заблаговременно, а именно в четверг утром. Белокаменная встретила традиционно: легкая прохлада на улицах, одуряющая жара и духота в метро и многие и многие десятки милиционеров, неспешно прогуливающихся в окрестностях Казанского вокзала. Милиционеры порадовали своей вежливостью, каждый раз после проверки документов желая нам приятного отдыха.
Удивило полное отсутствие на улицах женского пола в платьях и юбках, практически все девушки носят исключительно штаны, поражающие своим разнообразием. Немногие юбкоплатьеносящие девушки, по моему предположению — такие же приезжие, как и мы.
После сдачи палатки в камеру хранения и заезда в гостиницу, мы двинули по направлению в пресс-центр «Нашествия-2002» за бейджами для прессы. В метро я еще раз с тоской вспомнил наши безумные маршрутки, на которых так весело и главное быстро можно добраться в любую точку города максимум за полчаса. Эти бесконечные переходы, подъемы и спуски по эскалатору, удушающая атмосфера, состоящая из запахов естественных выделений и всех видов парфюма, какие только можно представить, безумные бабульки, приступом берущие вагон поезда и активно работающие локтями, всевозможные нищие и убогие… То еще зрелище.
Кстати, на одной из станции метро мы были свидетелями открытия мемориальной доски в память о погибших во время терракта в Охотном ряду. При этом присутствовало очень много журналистов, лица некоторых из которых легко узнавались по новостным программам «НТВ» и «ОРТ».
Во дворе пресс-центра в небольшом фонтанчике тусовалось несколько гигантских золотых рыбок. Судя по всему, чувствовали они себя довольно вольготно.
Получив аккредитацию (кстати, в этом году на фестивале «Нашествие» было аккредитовано свыше 600 журналистов более чем из 50-ти городов России и стран СНГ, а также ряд корреспондентов крупных зарубежных изданий и телекомпаний), мы принялись убивать время. До поездки в Раменское оставалось менее суток.

О пиве и не только

Остаток времени мы убивали довольно традиционно: пиво, Красная площадь, пиво, прогулки по Тверской, пиво, Макдональдс, пиво, кинотеатр «Пушкинский». Пива в Москве много. Ну, еще бы, все таки многомиллионный город, а по статистике средний москвич выпивает 2 литра пива в сутки. Что порадовало — Актюбинск практически не уступает российской столице (если не говорить о специализированных пивных барах) по количеству сортов предлагаемого пива.
«Комков» на улице там нет принципиально, зато есть многочисленные закусочные. Обычный обед с БигМаком в «Макдональдсе» стоит 85 рублей, куда кроме БигМака входит пакетик картошки фри и стакан колы (фанты, спрайта, на выбор). Хот-доги в закусочных «Стоп-Топ» различаются не только сосиской (сарделькой, на выбор), но и другим содержимым, например французский хот-дог — это сосиска в соусе, а датский — с овощами, кетчупом и горчицей. Стоят от 25 до 35 рублей за штуку. Шаурма (куриное или свиное мясо в лаваше или в пите, с овощами и соусом) — от 35 до 50 рублей.
Когда мы стояли около какой-то станции метро и попивали пивко, к нам подошел человек, похожий на бомжа, и задал не оставляющий другого выбора вопрос:
- Ребят, вы — цыгане или из Краснодара?
- Цыгане мы… Из Краснодара. — ответил я. :) Обескураженный бомж стрельнул сигарету и ушел восвояси.

Электричка «Москва — 47 километр»

Электрички на Раменское отправлялись каждые полчаса. Загрузившись в одну из них вечером в пятницу, мы оказались в компании изрядно нагрузившихся как в прямом так и в переносном смысле, ребят, ехавших на «главное приключение лета».
- Пи-и-итер! — орала одна группа колоритно выглядевших ребят из города-героя Санкт-Петербурга.
- Тве-еррррррррррррь! — с надрывом в голосе сообщала другая.
- Хабаровск, ептыть, — не отставала третья.
- Афанасий! — не в тему закричал один чел из тверских.
- Почему «Афанасий»? — удивились остальные.
- Потому что пиво — из Твер-рри! — просветил чел. О том, что пиво «Афанасий» был одним из главных спонсоров мероприятия, чувак скромно умолчал.
Ребята быстро закорешились и стали хором петь песни группы «Ленинград»: «Вэ-Вэ-Вэ Ленинград! Эс-Пэ-Бэ, точка, Ру!». У каждой группы был большой флаг с названием города, которыми они пытались размахивать в вагоне. Все кончилось легким травматизмом головы одной из питерских девчонок. Девчонку угостили пивом, но флагами размахивать перестали.
Узнав, что мы из Актюбинска, один из тверских радостно вскинул руки: «Ёклмн! У меня корефан из Актюбинска, в Твери учится!». Занесла же нелегкая… :) Вообще с Тверью нам повезло, кроме таких бодрых попутчиков, мы еще и жили в Москве на Тверской улице. Через час с момента выезда из Москвы мы были в Раменском.

Нашествие, ночь первая

47-ой километр встретил нас пустым перроном и полным отсутствием хоть какого-либо здания, отдаленно напоминающего вокзал. Не мудрствуя лукаво, мы двинули вслед за шумною толпою. Идти пришлось недолго, минут через десять процессия остановилась. Узенькая улица упиралась в двойной кордон омоновцев. Тут и там валялись тела оторвавшихся по полной в честь «Нашествия». Зачастую рядом с телом, лежащим на голой земле, можно было увидеть опорожненные бутылки водки и пива. Как оказалось, это были безбилетники, неизвестно на что понадеявшиеся и теперь заливающие свое горе спиртным.
Напомню, что дело происходило уже практически ночью. К счастью, нас по бейджам прессы пропустили без проблем, правда, заставив выкинуть все имеющиеся запасы еды и питья. Ведь по правилам организаторов, проносить на территорию ипподрома, где проходил фестиваль, запрещалось практически любые продукты, не говоря уже о спиртном.
Пройдя еще пару-тройку кордонов ОМОНа, мы оказались на безграничном поле ипподрома. Где-то вдалеке виднелись очертания сцены, на которой устраивала саундчек сама Земфира Рамазанова сотоварищи. Ну, Зёма потом, решили мы, первым делом надо ставить палатку. Что там, дело плевое для таких орлов, как мы. Пристроились мы поближе к сцене (о чем потом немного пожалели, потому что в результате этой акции туалеты от нас оказались примерно на расстоянии километра :).
Как оказалось, палатку ставить никто не умеет. Саша с Леной — потому что девушки, а я — потому что рядом со мной всегда находились специально обученные палаткоставлению люди. К счастью, на «Нашествии» собрался исключительно доброжелательный народ, и помочь нам вызвался Жаке. Жаке — тридцатилетний москвич, папа его — казах, а сам он работает шеф-поваром в одном из московских итальянских ресторанов. Жаке — колоритная личность. Высокий, большой, лысый, с серьгой в ухе, он угостил нас пивом и сообщил нам, что это уже третье его «Нашествие», куда он неизменно приезжает с другом и живет в палатке. Больше всего ему нравится творчество группы «Ленинград»… Разговор закончился далеко за полночь, где-то в отдалении мучил микрофон Илья Лагутенко («Мумий Тролль») и под звуки его кошачьего голоса мы завалились спать.
В ту ночь мы так и не поспали. Палатки стояли как овощи в грядке — практически вплотную друг к другу — и толпы движущихся фанатов с завидной постоянностью сбивали наши вроде бы глубоко вколоченные колышки от палатки, а особо продвинутый в лени фэн решил оросить нашу палатку содержимым своего мочевого пузыря. К счастью, его остановили более трезвые товарищи.
Периодически заходил нас проведать Жаке, собачий холод уснуть не давал (одеяла прихватить из Актюбинска мы не догадались, а скорее просто поленились везти их в такую даль), мощнейшие прожектора освещали все пространство ипподрома. Окоченевшие, решили купить чего-нибудь горячего. Каждый купленный стакан кипятка обошелся нам в 10 полновесных рублей, каждое легальное посещение туалета приносило в кассу организаторов 5 рублей, а за ночевку на территории ипподрома пришлось заплатить все триста.
С ценами организаторы палку, конечно, перегнули. 0,4 литра пива стоило 35 рублей, 4-5 кусочков шашлыка (причем порции совсем не такие большие, как у нас) – 160 рублей, 20-граммовая пачка креветок – 25 рублей…
Наибольшее количество нареканий, конечно же, вызвала охрана. Которая, к слову сказать, все же сработала очень добросовестно — ни одного серьезного инцидента за два дня фестиваля не произошло. Но просчетов было очень много. Охрану, по словам Жаке, обеспечивали подмосковная милиция, Подольский ОМОН и частное охранное предприятие, специализирующееся по безопасности концертов. Безусловно, эти «три руки» практически не взаимодействовали между собой. Приезжающим в субботу и воскресенье на электричке приходилось проходить 5-10 плотных оцеплений, где каждого строго и многократно обыскивали. Из-за этого на входе на ипподром постоянно существовала пробка в несколько сотен человек. У кого-то отбирали даже ремни с коваными пряжками и консервные банки с огурцами, но водка внутри была практически у всех. Да что там водка! Многие рубили кусты на костры настоящими топорами.
Один чел рассказывал, что провез в первый день складной нож «Victorinox», даже не перекладывая его никуда из кармана. Его досматривали семь раз. Охлопывали, в том числе и по карману с ножом, растаскивали содержимое сумки — и пропустили. На территории охрана в основном пресекала попытки покинуть периметр через забор и сцеживала наиболее буйных пьяных в автобусы. Шагая — в прямом смысле слова — по валяющимся на земле десяткам людей, спящим и измотанным, а оттого — по-видимому — не угрожающим социуму. «Перебравших» было не просто много, а очень много. Возможно, такова специфика фестиваля, где те же хедлайнеры «Король и шут» на трезвую голову в принципе и не слушаются…
Возраст зрителей, по моим прикидкам, в среднем был от 14 до 27 лет. То есть по сути та самая целевая аудитория «Нашего Радио», для которой оно нынче вещает.
Один из авторов «Коммерсанта» одну из своих заметок, посвященных «Нашествию», ядовито назвал «Надо суметь собрать столько уродов в одном месте» и очень живо описал никак не красящие нашу молодежь комсомольского возраста некоторые бытовые моменты их фестивальной жизни. Вот, например:
«Палатки были установлены впритык друг к другу. В них пили, спали, обнимались и целовались взасос, выясняли отношения. Правда, край не переступали – ждали наступления ночи. В воздухе стоял запах травки и не менее устойчивая завеса мата со связующими его редкими нетабуированными словами. Чемпионами в этом виде словесного спорта были девушки».
А вот еще: «Молоденькие милиционеры в палаточный лагерь не заходили. Они сидели на внутренних обочинах бывшего когда-то знаменитым на всю страну бегового круга ипподрома, и их глаза медленно наливались свинцовой ненавистью к происходящему. Тем не менее, одно место, которое их объединяло с толпой, в зоне было – бетонный забор, под которым ходили облегчаться как жители палаток, так и стражи порядка. Причем некоторые барышни, не стесняясь, со смешками присаживались к справляющему большую нужду мужскому полу». В принципе, все так и было. Но надо самому быть уродом, чтобы такой праздник жизни описать так.
Уснули только под утро.

Нашествие, день первый

Сюрпризы, обещанные в пресс-релизе, начались уже с утра. Пони бегает по кругу — вспоминали мы добрую песенку, в третий раз оббегая ипподром в Раменском в поисках мифического входа для прессы. Милиция в этом бравом забеге участвовала исключительно как источник дезинформации.
Второй сюрприз ожидал на подступах к пресс-зоне. Организаторы, желавшие в русских традициях как лучше, разделили все закулисье на зону для прессы, зону для артистов и зону для VIP. Проход на сцену, таким образом, журналистам был заказан, артисты выходили к журналистам лишь на десятиминутные пресс-конференции, зато vip-нутых фанатов, встревавших в интервью и тусующих в узкой полоске перед сценой, откуда велась фотосъемка, было хоть отбавляй.
По бокам сцены парили в воздухе две гигантские бутылки «Афанасия», сама же сцена была крутящейся и двусторонней, что позволяло строить одну группу во время выступления другой и тем самым сократить паузы между выступлениями.
Запомнился одинокий планерист, два дня мотавший нам нервы своим жужжанием и надписью «Нашествие» на фюзеляже. Так же присутствовало три огромных экрана, прекрасно отражавших происходящее на сцене.
Но перейдем к самому главному — к музыке! :)
11:30. К публике в костюме Гэндальфа (в компании серьезного и полномочного черного ворона) выходит Михаил Козырев и объявляет очередное «Нашествие» открытым.
Начало вышло диковатым: над забитым людьми ипподромом понеслись звуки ужасно расстроенной гитары: это «Мумий Тролль» попытался исполнить свой законный «Утекай». То ли подвели техники, то ли сама идея выпустить Лагутенко босиком по утренней росе оказалась чревата, но большей какофонии группа, думаю, не издавала за всю свою историю. Причем и остановиться-то нельзя — в спину дышит еще 25 команд, все расписано по минутам. С изменившимся лицом Юрий Цалер возит рукой по струнам; Илья Лагутенко тем временем вызывает огонь на себя: он сидит посередине поля в парикмахерском кресле, и к нему с главной сцены движутся девы в белом. Щелкая гигантскими ножницами в такт слову «маниак», Лагутенко изображает массовый постриг; вдалеке гитарист страдает лицом. Три минуты позора заканчиваются, гитара приводится в надлежащее состояние, и поле слышит положенные хиты — «Дельфины», «Владивосток 2000», «По любви», «Не звезда», «Невеста», «Карнавала. Нет» — плюс новая, но не больно-то от них отличающаяся «Морская Капуста». В финале Илья артистично солирует на терменвоксе (трюк, отработанный еще на «Максидроме») и под веселый кордебалет (закончивший групповым самоуничтожением) с хлопушками уходит восвояси.
После выступления «Мумий Тролля» мы с Сашей пошли перекусить, и как оказалось зря. В это время состоялся один из ярчайших дебютов фестиваля – выступление севастопольской группы «Ундервуд». Как рассказывали, их шоу было классным! Шесть молодцев с пишущими машинками «Ундервуд» минуты две стучали по кнопкам посреди сцены, разбрасывая бумагу. А потом понеслось «Федюнчик, смотри, Титаник», «Следи за ее левой рукой», «Гагарин, я вас любила» — уже практически народные хиты. Оба вокалиста были очень хороши — в отличие от большинства (!) групп «Ундервуд» не лажал и играл очень здорово. И драйв был отменный! Позже, на пресс-конференции один из пишущей братии поинтересовался, что это за фраза такая оборванная «Следи за ее левой рукой» и к кому она обращена? Максим Кучеренко удовлетворил его любопытство: «Следи за ее левой рукой» — это фраза, которую один профессор произнес на семинаре по психиатрии, обращая внимание коллеги на состояние своей пациентки, которая рассказывала о своих душевных переживаниях. На пресс-конференцию «Ундервуда» заглянул Олег Нестеров, и оказалось, что это группа тоже его подопечные (не единственные на сегодняшнем фестивале). Олег Нестеров возглавляет компанию «Снегири», которая сейчас занимается музыкой трех направлений: легкая музыка (Нож для Фрау Мюллер, Нет слов), электронная музыка (Биплан, Ундервуд) и уличная музыка (кабаре, альтернативный шансон).
Далее – «Тотал». Неожиданно потрясающий вокал в живом звуке! Марина Чиркунова за кулисами по-моему очень нервничала, но спела просто отменно. Стилистика «Тотала» не очень близка мне, но «живые» «Уходим на закат» и «Бьет по глазам» заставили меня очень уважительно относиться к вокалистке. Тем с большим удивлением я позднее читал в прессе отзывы музыкальных критиков, примерно такие: «Тотал в этот раз звучал просто до отвращения вяло и халтурно… Искусственность группы в последнее время уже невозможно замаскировать, она лезет в глаза со страшной силой». Автор этих строк видимо просто не был на фестивале, потому что что-что, а зажигать Марина умеет еще как! Вы бы слышали, как стотысячная аудитория хором пела – «Бьё-о-от по гла-зам а-адрена-алин…».
Группы «Точка росы» и «Сегодня ночью» отыграли по две-три песни и честно говоря, ничем особенным не запомнились. Солист «Сегодня ночью» Никита Козлов запомнился нам позже, когда часа через полтора после своего выступления подошел к нашему столику, немножко потанцевал перед нами, сфотографировался со мной и привел потом какого-то корреспондента с телевидения, чтобы возле нашего же столика дать ему интервью. «Никит, — спросил я у него, — помнишь свои выступления в питерском «Мани-Хани» (питерский рокабилли-клуб, наиболее часто нами посещаемый во времена моей учебы в инжэке)? Склерозом Козлов не страдал, и с улыбкой сказал, что это нормальный путь для любой группы. Действительно, лет пять назад о группе «Сегодня ночью» слыхом никто не слыхивал, и сейчас их чуть ли не новыми «Троллями» называют.
После запланированного технического перерыва на сцену вышли карлики, изображавшие Леву и Шуру Би-2. Они под фонограмму исполнили «Последнего героя», а потом появилась настоящая группа. Все, что пел Лева, было уверенно и приятно — «Зажигать», «Полковник», «Серебро», а настоящим сюрпризом их сета стало появление на акустической сцене «из-под земли» Юли Чичериной, спевшей с Шурой Би-2 «Мой рок-н-ролл». Я в это время пошел за пленкой в палатку и по пути увидел потрясающее зрелище – молоденькие милиционеры, лежа на траве, заунывно подпевали Леве: «Па-а-лковнику ни-икто не-е-е пи-ише-ет…».
Так уж повелось, что группу «Мультфильмы» постоянно с кем-то сравнивают. Прошлое их выступление на «Нашествии» однозначно определили как подражание Rammstein, а стиль оформления последнего альбома называют содранным у Gorillaz.
В этот раз было что-то новенькое: подставная группа в масках спела «Магнитофон», потом вышел настоящий Егор Тимофеев. Их двадцатиминутное выступление было хорошо сделано, а последние хиты «Яды» и «Девушка едет жениться» разбудили дремавших в фэн-зоне арийских поклонников. Их подпевания были ужасны и завывающи, но Егор со сцены одобрительно качал головой.
Сет Чичериной проходит также на одном дыхании – правда, на «послематчевой» пресс-конференции группа так и не появилась: пошли слухи, что сама Юлия осталась не очень довольна сегодняшним выступлением.
Украинский парни «Грин Грей» показывали песни с нового альбома «Эмигрант», а их старые хиты «Аргументы и факты» и «Депрессивный листопад» были абсолютно в стилистике фестиваля. Единственные гости из Украины взывали к объединению через музыку братьев-славян и очень здорово грохотали, за что удостоились бури аплодисментов.
А вот Дельфин откровенно разочаровал. Честно говоря, Дельфин был один из тех, ради кого я и приехал на «Нашествие». Как же, такие тексты пишет – «Любовь», «Дилер», «Я люблю людей», «Осень», «Война»… Ничего из этого он не спел. Начал он с 15-минутной настройки своего маленького переносного пульта. Затем началось самое отстойное выступление на всем фестивале. Мы были в пресс-зоне, и увидели только окончание банкета, а вот что было глазами журналиста «Звуки.Ру»: «… Ладно, расскажу все по порядку. Пробираюсь я на бельэтаж вип-партера, смотрю на бэки сцены и вижу удивленные лица. Смотрю на Михаила Козырева и понимаю, что, по-моему, что-то случилось: Козырев, cжав голову руками, носится и невнятно что-то кричит. Смотрю на сцену: абсолютно голый мужчина, гитарист Дельфина, бегает по сцене, не прикрытый ни стыдом, ни гитарой, и трясет своим окуляром… Все бы хорошо. Только это был прямой эфир ТВС и вырезать ничего не успели. Дельфин о замыслах своего коллеги ничего не знал, поэтому даже на пресс-конференцию выйти постеснялся.
Чуть позже, когда шок немного прошел, спрашиваю о произошедшем Михаила Козырева.
— Было, конечно, очень смешно. Но это никак не замажешь прямой эфир. Думаю, у канала за это лицензию не отнимут. Ну, что поделаешь? Это рок-н-ролл!
Были еще какие-нибудь накладки?
— Жириновский рвался за сцену, мы его не пустили и очень этим гордимся!».
Да, чуть не забыл: вице-спикер Госдумы Владимир Жириновский в Раменское действительно приехал, рассекал вип-зону и давал интервью на тему «крестьяне — это хорошо!». Журналисты интервью благосклонно брали (что ж делать, если дают?), а сами недоумевали: «И чего это он?».
И если в первый день Владимир Вольфович больше общался с байкерами и публикой, то на второй обратил свои взоры на музыкантов.
Едва завидев по ту сторону металлической сетки, облепленной фанатами, лидера «Ленинграда» Сергея Шнурова, панибратски он закричал ему:
— Шнур, здравствуй!
— Если бы ты был музыкантом – тогда я был бы для тебя Шнур. А так, пожалуйста, попрошу по имени-отчеству, — отпарировал музыкант. – Я же не зову тебя Жирик!
Смущенный лидер ЛДПР не нашел, что на это ответить.
Рассказывали, что сам Шнур в тот день страдал от похмелья и с утра по пути в Раменское купил в супермаркете виски «Red Label». Часа за полтора, регулярно прикладываясь к горлышку, «уговорил» 700-граммовую бутылку безо всякой закуски.
— Пить водку больше не могу, я с нее блюю! – непатриотично признался Шнур. – Представляете картину: выхожу на сцену, а меня на припеве выворачивает! Х… получается какая-то, а не песня! А с виски даже не мутит.
Паштет (ex-IFK) и его новая группа «F.A.Q.» от Дельфина отличались не сильно — ну разве что более лужеными глотками. Концептуальное обыгрывание названия в стиле «Molotov» и «Methods Of Mayhem», двухаккордный хард-кор, мировая скорбь и тоже много совсем уж нездорового пафоса. У этой музыки уже есть поклонники в России. Я не в их числе. Одетые в ярко-оранжевые-хаки одежды «факовцы» очень колбасились на сцене, и, по-видимому, зажигали. Точно утверждать не берусь. Не понимаю я этих ребят.
Когда пафоса стало совсем уж много, на сцене появились мои любимые «Кирпичи», и не оставили от его залежей «камня на камне». Дурашливый хардкоровый рэп в духе совместной попойки Эминема и «Bloodhound Gang», близкие народу уматные телеги Васи, накачаный «стероид» Данила, терзающий замотанный изолентой бас, и вставляющий по ходу трэшевые хрипы — вот формула настоящего для такого жанра успеха. На «прессуху» Вася В. пришел с бутылкой пива, а Дэнни Бой – в бейсболке. Ребята сообщили, что совсем, совсем скоро выйдет новый альбом, и что на спетую на фестивале песню «I hate this fucking world!» уже снят клип, причем действие клипа происходит в Васиной школе. На мой вопрос, можно ли будет после выхода нового альбома о «Кирпичах» сказать, что они все так же тяжелы, Дэнни Бой ответил, что альбом будет похож на предыдущий – «Смерть на рейве», то есть 50 процентов — рэпа, 50 – тяжелека.
«Сансара», просекши, в чем тут соль, выступила на сей раз с приглашенной на последнюю песню рэп-бригадой «Точка Отрыва».
Далее выступали молодые и не очень молодые группы, которых объединяло одно – нераскрученность. «Дзен» оказался очередным рокапопс-актом с блеющим вокалистом, гармониями «для отмазки» и почти полным отсутствием нормальных аранжировок. Не лучше была и уже успевшая засветиться на паре летних актов «Нова» с псевдофолковыми завываниями и кафтанчиками с кружавчиками.
«Пилот» показали хорошее «маски-шоу», но уж очень «нестадионный» репертуар представили — разумеется, преданных поклонников у группы много, но могло бы стать и больше.
Еще одним открытием фестиваля, без сомнения, стали «Дети Пикассо». Они нереально мощно поднялись по сравнению с безобразными клубными концертами в прошлом году. Это уже далеко не Guano Apes на армянском и с кларнетом (в гамаке и стоя?), как было не так уж давно.
«Я и друг мой Грузовик» представляли песни из нового альбома. Своим патентованным безгитарным саундом они доказали главным образом то, что большей части выступавших до них гитара не нужна совершенно. Как, впрочем, и большая сцена вообще.
«Сети» сплиновского флейтиста Яна отличаются от собственно «Сплина» только тем, что в Сплине писать песни дозволяется лишь Васильеву. Собственно говоря, большая часть чьих-то сольных проектов у нас в стране возникает именно по этой дурацкой причине.
«Сплин», как и «Мумий Тролль», играли главным образом лучшие хиты — «Звезду Рок-Н-Ролла», «Остаемся зимовать», «Выхода нет» и иже с ними — в обрамлении «Сердца». «Сердце» пели все присутствовавшие. Из новых песен прозвучал лишь «Гандбол»…
И наконец… Гаснет свет, заходит солнце, и голос певицы Земфиры примиряет русский рок-н-ролл с собственным несовершенством. Впереди — два главных часа главного летнего фестиваля: Земфира поет так, что чувствительные девушки рядом тихо плачут, и даже по щеке малолетнего фаната группы «Наив» катится непрошеная слеза.
Под финальные аккорды песни «Бесконечность» потрясенная публика бредет по темному полю к своим палаткам, машинам, автобусам и электричкам. Длинные тени любителей музыки путаются в траве, и где-то над головой, в густом чернильном небе, с треском рвется фейерверк.
Впрочем, многие, не дождавшись, начали покидать иподром, и дослушали сет хэдлайнера, уже стоя на платформе в ожидании электрички. Звук был хороший, мощный и разборчивый даже там — организаторы не обманули.
Воотт… А про второй день рассказывать уже как то в лом. Сорри. :)

отправить по почте | версия для печати | прочитать позднее | обсудить в чате | обсудить на форуме

Комментарии
Error: Can not tie %dbm /home/commkz/sugralinovru/unique/cgi-bin/admin/data/index mode=3, reason: Inappropriate ioctl for device at /home/commkz/sugralinovru/unique/cgi-bin/comments.cgi line 56.

Все статьи по теме «Музычка»
 
 
Копирайт и все такое © 2002 Dan. Sugralinov - Аська: 743389 - Сайт размещен на сервере замечательного прова Majordomo - Страница генерилась 0.118 sec.
Мне неизвестно о случаях нарушения авторского права на этом сайте. Если таковые все же присутствуют - скорее мне об этом.
Пауэрэд бай Санитариум.
Поддержать автора можно, перечислив немного денег на его Z-кошелек в системе Webmoney: Z182634878515.